Статья 18. Основания для отвода прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика

1. Основания для отвода судьи, указанные в статье 16 настоящего Кодекса, распространяются также на прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика.

Эксперт или специалист, кроме того, не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей.

2. Участие прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика в предыдущем рассмотрении данного дела в качестве соответственно прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика не является основанием для их отвода. Участие секретаря судебного заседания в предыдущем рассмотрении данного дела в качестве помощника судьи или участие помощника судьи в предыдущем рассмотрении данного дела в качестве секретаря судебного заседания не является основанием для их отвода.

Комментарий к Ст. 18 ГПК РФ

1. Для правильного применения ст. 18 нужно учесть, что:

а) секретарь судебного заседания (упомянутый в ст. 18) играет важную роль в ходе рассмотрения гражданского дела (он, например, проверяет явку в суд, ведет протокол судебного заседания и подписывает его и т.д., см. об этом коммент. к ст. 161, 228-232 ГПК);

б) специалист (упомянутый в ст. 18) дает суду консультации исходя из своих профессиональных знаний, оказывает непосредственную техническую помощь суду и тем самым, безусловно, может оказать влияние на правильное рассмотрение дела (см. коммент. к ст. 188).

2. Применяя правила ч. 1 ст. 18, следует иметь в виду, что они:

а) предписывают применять положения ст. 16 (см. коммент. к ней) (при определении оснований для отвода) также в отношении прокурора, эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания, специалиста;

б) не допускают возможности отвода свидетеля по основаниям, упомянутым в ст. 16;

в) не распространяют правила ст. 16 на случаи отвода представителей (см. о них коммент. к ст. 48-54).

3. Дополнительно к названным выше основаниям правила ч. 2 ст. 18 (а они применяются исключительно в отношении специалистов и экспертов — см. коммент. к ст. 79-87, 188) запрещают участвовать в рассмотрении дела эксперту (и специалисту), если он:

а) находится (или находился) в служебной или иной зависимости от сторон (т.е. истца, ответчика, их представителей), иных лиц, участвующих в деле (см. коммент. к ст. 34-47 ГПК), и их представителей.

Под служебной зависимостью понимается зависимость не только в государственных структурах, органах местного самоуправления, но и в коммерческих (ООО, АО, ПТ и др.), а также некоммерческих организациях.

Иной зависимостью может быть материальная, имущественная и т.д.;

б) производил ревизию (бухгалтерскую, аудиторскую, финансово-хозяйственную), налоговую проверку (см. подробнее: А.Н. Гуев. Постатейный комментарий к НК РФ. Т. 1. М.: Экзамен, 2005), материалы которых послужили основанием к возбуждению данного гражданского дела. Например, в ходе ревизии (проверки) деятельности кассира ООО обнаружилось, что он причинил материальный ущерб и был привлечен к полной материальной ответственности по ст. 238 ТК.

Хотя в ст. 18 об этом прямо не сказано, все же специалист, эксперт может быть отведен, если обнаружится его некомпетентность. Иначе говоря, если выяснится, что он не обладает необходимыми для объективного рассмотрения гражданского дела специальными познаниями. Безусловно, отвод по такому основанию должен быть мотивирован, необходимо, в частности, указать, в чем конкретно проявилась некомпетентность эксперта.

4. Участие лиц, упомянутых в ст. 18, в предыдущем рассмотрении дела в качестве прокурора, эксперта, переводчика, специалиста, секретаря судебного заседания не является основанием для их отвода, если он заявлен именно в связи с тем, что прокурор участвовал в деле в качестве прокурора, эксперт — в качестве эксперта и т.д. Однако если, например, эксперт был в предыдущем судебном разбирательстве переводчиком, прокурор — секретарем судебного заседания и т.д., то отвод может быть заявлен на общих основаниях (вывод основан на систематическом толковании ст. 18 и ст. 187, см. коммент. к ней).

Альтернативный комментарий к ст.18 ГПК

В статье 18 ГПК РФ указано, что основания для отвода прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста и переводчика, то есть лиц, не имеющих материально-правового интереса в разрешении дела, аналогичны основаниям для отвода, которые установлены статьей 16 ГПК РФ для судьи.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-04-17 (Москва и МО)
8 (812) 213-46-96 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 511-98-59 (Регионы РФ)

Прокурор, как участник гражданского процесса, имеет особое положение. Согласно положениям статьи 45 ГПК РФ прокурор дает заключение по особо значимым делам, может предъявлять иск в суд. Прокурор обладает правом обжаловать судебные постановления. Если прокурор заинтересован в рассмотрении дела, то он может оказать влияние на ход судебного разбирательства, что в силу его служебной заинтересованности может повлечь конфликт интересов.

Секретарь судебного заседания ведет протокол судебного заседания, взаимодействует с участниками дела при их уведомлении о времени и месте судебного разбирательства. Наличие заинтересованности секретаря может отразиться на полноте и точности протокола, установлении предпочтений для определенных граждан, что является недопустимым.

Для эксперта и специалиста введено дополнительное основания отвода – нахождение в служебной или иной зависимости от участников процесса. Поскольку заключение эксперта является важным доказательством при рассмотрении дела, специалист в силу специфики своей деятельности может дать неверные консультации, а область их деятельности носит специфический и узкий характер, недопустимы любые сомнения в их объективности и беспристрастности.

В части 2 статьи 18 ГПК РФ в действующей редакции закреплено правило о возможности участия прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста и переводчика в том же процессуальном качестве при повторном рассмотрении дела. Однако, ранее выступавший в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика, гражданин не может принимать участия при новом рассмотрении дела в качестве других участников процесса.

Устанавливая для судей ограничения на повторное участие в рассмотрении дела (статья 17 ГПК РФ), закон не устанавливает для них запрета на участие в деле в ином процессуальном качестве. То есть при новом рассмотрении дела бывший судья может участвовать в качестве прокурора, эксперта, специалиста, переводчика или секретаря судебного заседания.

Дополнительный комментарий к ст. 18 ГПК РФ

Действие общих норм, устанавливающих основания для отвода, распространяется и на указанных в ст. 18 ГПК РФ участников процесса. Это обстоятельство объясняется важностью той процессуальной роли, которая отведена законом данным участникам гражданского процесса.

Особое внимание следует уделить решению вопроса о том, имеется ли одно из оснований отвода, предусмотренных законом, для такого участника процесса, как прокурор. Это обстоятельство обусловлено особым положением прокурора в процессе.

Выполнение задач, возложенных законом на прокурора, не может быть совместимо с фактом заинтересованности прокурора в исходе дела, наличием родственных отношений между прокурором и лицами, участвующими в деле, либо с представителями или же с другими обстоятельствами, вызывающими сомнение в его беспристрастности. Удовлетворение судом ходатайства об отводе прокурора исключает дальнейшую возможность его участия в деле.

Функции секретаря судебного заседания заключаются в том, что он должен вести протокол судебного заседания, являющегося важнейшим процессуальным документом, поскольку в нем должно содержаться четкое, ясное, последовательное изложение всех действий, совершаемых в ходе судебного разбирательства. В протоколе фиксируются не только действия в ходе процесса, но и точное изложение содержания объяснений сторон, показания свидетеля, заключение прокурора, органов государственной власти, органов местного самоуправления и других (см. комментарии к ст. 46 ГПК РФ), заключение эксперта и специалиста.

Поскольку правильное ведение протокола судебного заседания, оформление его содержания имеют важное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела и вынесения законного и обоснованного судебного решения по делу, роль секретаря как важного участника процесса весьма велика. В связи с этим вполне обоснован отвод секретаря судебного заседания в случае его заинтересованности в исходе дела, что может сказаться на содержании одного из важных процессуальных документов, каким является протокол судебного заседания, в частности когда речь идет о пересмотре судебных постановлений в вышестоящих инстанциях, куда направлены материалы данного дела.

Эксперты относятся к группе участников процесса, содействующих осуществлению правосудия. Учитывая важность проведения экспертизы, основанной на профессиональных знаниях лица, которому доверено ее проведение, помимо оснований для отвода, предусмотренных законом, устанавливаются и дополнительные основания для отвода эксперта, обусловленные спецификой его процессуального положения.

Поскольку заключение эксперта может значительно повлиять на исход дела, то зависимость эксперта, служебная или иная, от кого-либо из лиц, участвующих в деле, и их представителей, служит основанием для его отвода.

Заинтересованность эксперта в исходе дела может проявиться и в том случае, если он был привлечен в качестве ревизора, а материалы ревизии, которую он проводил, послужили основанием для предъявления иска по данному делу.

Основанием к отводу эксперта может послужить и такое обстоятельство, как некомпетентность эксперта. Оно требует определенного подхода для решения вопроса об отводе эксперта по этому основанию. Необходимая осторожность требуется для того, чтобы заведомо не опорочить граждан, назначенных экспертами, еще до того, как они дали заключение по делу. Должны учитываться профессиональные знания лица, назначенного экспертом, а также его способность дать заключение по конкретному делу.

На правильность решения суда может повлиять и заключение, даваемое специалистом по данному делу, роль которого возросла в связи с введением его в число участников гражданского процесса. Поскольку консультации специалиста могут оказать существенное влияние на рассмотрение дела, а его специальные познания помогут обеспечить правильные ответы на вопросы, возникающие в ходе рассмотрения дела, то заинтересованность специалиста в исходе дела и отсутствие объективности не должны вызывать сомнения у суда. Именно этим объясняется появление в законе такого основания для отвода специалиста, если последний находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, или их представителей.

Обязанности переводчика связаны с реализацией принципа государственного (национального) языка судопроизводства и оказания суду помощи в правильном переводе с наибольшей степенью точности с тем, чтобы помогать суду в осуществлении правосудия по конкретному делу. Соблюдение данного принципа при осуществлении правосудия по гражданским делам является важнейшей гарантией всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела, вынесения законного и обоснованного судебного решения. Объективность и беспристрастность переводчика и его профессионализм играют важную роль в процессе, оказывают влияние на полноту использования участниками процесса своих прав и на исследование доказательств по делу.

От точного и полного перевода зависят выполнение другими участниками процесса их процессуальных прав и обязанностей, совершение разнообразных процессуальных действий в ходе рассмотрения дела. Переводчик, который сознательно осуществляет заведомо неправильный перевод, умалчивает о каких-то обстоятельствах, допускает неточности в переводе в интересах кого-либо из участников процесса или совершает сознательные ошибки при переводе, подлежит отводу в соответствии с ГПК РФ.

Несмотря на то что ст. 18 ГПК РФ в действующей редакции содержит общую отсылку к ст. 16 ГПК, исходя из содержания и назначения института отводов можно прийти к выводу, что на указанных в ст. 18 ГРПК РФ лиц действие ч. 2 указанной статьи не распространяется. Это означает, что наличие родственных отношений, например, между секретарем судебного заседания и специалистом (экспертом) или же между прокурором и переводчиком, не может само по себе служить основанием для отвода одного из этих участников процесса.

Согласно ч. 2 ст. 18 ГПК РФ все лица, перечисленные в этой норме, могут повторно участвовать в рассмотрении дела, однако в том же процессуальном положении.

Гражданин, ранее выступавший в качестве эксперта или специалиста, не может принимать участия при новом рассмотрении дела в качестве других участников процесса (прокурора, переводчика и т.д.), секретарь судебного заседания в свою очередь не может занять положение эксперта.

Судебная практика к ст. 18 ГПК РФ

Определение Конституционного Суда РФ N 200-О

В деле, в котором орган прокуратуры является истцом или ответчиком, представитель прокуратуры, защищающий его интересы как участника спорного материального правоотношения, обладает лишь теми общими правами и обязанностями лица, участвующего в деле, которые закреплены в статье 35 ГПК Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 части первой статьи 16 и частью первой статьи 18 ГПК Российской Федерации прокурор не может участвовать в рассмотрении дела, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо если имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности. По смыслу названных статей, прокурор как особый субъект гражданского процесса, наделенный полномочиями по даче заключения по делу, не может участвовать в деле, в котором орган прокуратуры выступает в качестве стороны спорного правоотношения, т.е. имеет ведомственную заинтересованность в исходе дела.

Определение Верховного Суда РФ N 78-КГ14-26

Требование: О признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, включении собственности в наследственную массу, признании права собственности.

Обстоятельства: Истец полагает, что в момент составления доверенности даритель не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку в решении суда, кроме заключения экспертов, не приведено никаких других доказательств и не указано, принимаются или отвергаются они судом и по каким основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 18 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации эксперт или специалист не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился, либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей.

Определение Верховного Суда РФ N 78-КГ13-37

Требование: О взыскании убытков.

Обстоятельства: В результате некачественного оказания работ по договору подряда на строительство жилого дома и бани, заключенного между сторонами, произошел пожар.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку обстоятельство того что, обнаружив признаки горения бани, истец пытался устранить очаг возгорания собственными силами, в пожарную охрану не обратился, чем фактически способствовал увеличению размера ущерба, так же как и обстоятельства, касающиеся возможной вины обеих сторон в ущербе, причиненном жилому дому с баней, судом как юридически значимые не устанавливались, не исследовались и правовой оценки не получили.

Проведение экспертизы по настоящему делу было поручено судом экспертам негосударственной экспертной организации. В связи с этим суду надлежало выяснить с учетом требований ст. 41 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» сведения, касающиеся профессиональных данных экспертов, которым будет поручено проведение экспертизы (сведения об образовании, специальность, стаж работы, должность). Кроме того, в целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (ст. 18 ГПК РФ), а также права заявить ходатайство о привлечении в качестве экспертов конкретных лиц суду в определении о назначении экспертизы, помимо наименования негосударственной экспертной организации, следовало указать фамилию, имя, отчество эксперта.

Судом нормы процессуального законодательства при назначении экспертизы соблюдены не были, что привело, по мнению заявителя кассационной жалобы, к неправильному определению размера причиненных пожаром истцу убытков. На данные обстоятельства сторона ответчика обращала внимание суда в судебном заседании, однако суд оставил их без правовой оценки.